Карьерные советы от CEO Slack

Adam Bryant, журналист The New York Times поговорил с CEO и со-основателем корпоративного мессенджера Slack Стюартом Баттерфилдом о карьере, бизнесе и значении корпоративной культуры в крупной компании. 

    

// Какие события повлияли на твое становление в детстве?

Я родился в маленьком городке, подобии рыбацкой деревни Лунд в Британской Колумбии. Мои родители были хиппи. Им всегда хотелось жить наедине с природой, поэтому вырос я в небольшом бревенчатом домике, и у нас не было даже водопровода до тех пор, пока мне не исполнилось 4 года. На следующий год у нас появилось электричество. Позже мы переехали в город Виктория в Британской Колумбии, где я мог пойти в школу.

В детстве я был довольно предприимчивым. У меня был свой ларек с лимонадом. Когда мне было 12, я спекулировал хот-догами: покупал их расфасованными в супермаркете, а продавал на пляже. Когда мне было 14, мой отец с друзьями купили арт-хаусный кинотеатр. Работая в буфете, я выяснил, что лучше принимать заказы посетителей в то время, когда они стоят в очереди перед фильмом. Плюс, я получал чаевые. 


// Всегда ли ты хотел быть предпринимателем?

Не думаю, что я вообще когда-либо мог представить, что стану кем-либо кроме предпринимателя. Мой отец занялся девелоперским бизнесом, а работа эта — проектная. Вы привлекаете инвесторов для проекта с определенным периодом жизни, и далее переключаетесь на новый. Это почти то же самое, что быть серийным предпринимателем, поэтому уже тогда у меня был пример. 

   

Когда я был моложе, то я играл в джазовых группах, и обычно старался импровизировать.


// Какие уроки лидерства ты усвоил?

Я могу рассказать людям историю, в которую они поверят и поддержат меня. Так что с лидерством у меня всё в порядке. Но я должен сказать, что менеджер из меня ужасный. Я не способен давать адекватную обратную связь. Люди как лошади — они способны чувствовать опасность. Если у вас много опасений по поводу предстоящего сложного разговора, то они поймут это. Это заставит их нервничать, и вся беседа станет намного более тяжелой.

Если вы начинаете разговор без каких-либо опасений или задних мыслей, это позволит собеседнику чувствовать себя более свободно. Я пытался усвоить этот урок. Я не могу похвастаться тем, что поступаю так в 100% случаев, но могу признать, что я все-таки его усвоил.

  

// Ты уже успел построить парочку больших успешных компаний, включая Flickr и теперь Slack. Что ты думаешь по поводу культуры в компаниях?

Я восхищаюсь хорошими ресторанами. И под хорошими я подразумеваю не только дорогие. И имею в виду рестораны, которые отлично справляются с бесперебойным потоком посетителей. Я замечаю такие вещи, как, например, следят ли официанты за столиками друг друга. Если кому-то нужен счет, они подскажут коллеге. Я думаю, что всем нравится работать в подобной среде взаимовыручки.

Когда я был помоложе, то я играл в джазовых группах, и обычно старался импровизировать. Импровизируя, просто необходимо в каждый момент времени параллельно следить за остальными участниками группы.

     

Говоря о качествах, которые мы большего всего ценим в людях, я бы в первую очередь выделил сочувствие. Если вы можете сопереживать людям, можете поставить себя на их место, то тогда вы можете делать хорошую работу.    


// Как тебе удается поддерживать такую рабочую атмосферу при росте компании?

Одна из наших ценностей заключается в том, что все должны друг за другом присматривать. Каждый должен делать жизнь своих коллег немного проще. Если вы собираетесь собрать встречу, вы полностью ответственны за нее, и вы должны четко дать понять, что вы хотите получить в результате этой встречи. Излагайте кратко и презентуйте хорошо.

В то же время, если вы собираетесь посетить встречу, на которую вас позвали, то будьте добры, уделите ей все свое внимание. А если вы считаете, что встреча не стоит вашего внимания, то так и скажите (разумеется, без хамства) и спокойно покиньте её. 

Люди могут ходить на работу в течение целого года, на самом деле ничего не сделать, потому что они будут делать то, что им кажется они должны делать. Мы поступили следующим образом: мы отменили почти все регулярные встречи для того, чтобы понять, в каких именно мы правда нуждаемся. Наверное нам всё-таки стоит проводить некоторые встречи, которые мы отменили, и мы их вернем, однако сначала мы подождем того момента, когда мы реально будем в них нуждаться.

Говоря о качествах, которые мы большего всего ценим в людях, я бы в первую очередь выделил сочувствие. Если вы можете сопереживать людям, можете поставить себя на их место, то тогда вы можете делать хорошую работу. Если данная способность у вас отсутствует, то тогда вы не сможете дать людям фидбек, что не позволит людям улучшаться. Всё становится сложнее.

Сопереживание может проявляться даже, к примеру, в простой вежливости. Уважать время людей очень важно. Не подводите своих коллег: если вы пообещали что-то сделать, то сделайте это. Множество факторов, которые вы хотели бы видеть в любой организации, можно свести к любезности. Эта любезность проявляется не только в показушной вежливости, но и в предугадывании потребностей других и в их реализации.


Когда мне было 25, то, безусловно, я вообще особо ни в чем не разбирался. Более того, в некоторым смысле я и сейчас не разбираюсь во многих вещах.    


// Как построен процесс отбора в компанию?

В свое время я задавал 3 вопроса: один по математике, второй по географии, третий по истории. Я не ожидал от кандидатов правильных ответов, но я хотел удостовериться, что они достаточно любопытны. Первый вопрос — сколько будет 17 умножить на 3. Второй — назовите 3 африканских страны. Вы бы действительно удивились количеству людей, которые этого не знают. Ну и последний — в каком веке была Французская революция.

Я больше так не делаю, вместо этого я спрашиваю всех, кем бы они хотели стать в будущем. Хорошие ответы обычно состоят из того, в каких областях они хотят расти, какие вещи они хотят изучить, и включают перечисление тех задач, на выполнение которых пока не нашлось время, но они все равно хотят их закончить. Короткий ответ на такой вопрос автоматически считается плохим.

   

// Совет нынешним выпускникам?

Безусловно, есть небольшая группа людей, которые понимают, чем они хотят заниматься в жизни уже в раннем возрасте, однако шансы, что именно вы попадете в данную группу, очень малы. Мне кажется, люди в 20+ лет очень серьезны: они хотят чувствовать, что сделали что-то очень важное в юном возрасте вместо того, чтобы попытаться понять, что именно они хотят делать в этой жизни. Я стараюсь склонить их к несколько иному отношению — экспериментальному.

Когда мне было 25, то, безусловно, я вообще особо ни в чем не разбирался. Более того, в некоторым смысле я и сейчас не разбираюсь во многих вещах. 

 

Больше карьерных советов, акуальных вакансий и полезных ресурсов —
в Telegram-канале
Комментарии к статье: